Почему Рада хочет засекретить декларации тех, кто и так уже засекречен

В Верховной Раде предлагают освободить силовиков от “открытого” электронного декларирования. Руководствуясь необходимостью защиты гостайны, им хотят разрешить подавать бумажные декларации, контролировать которые сможет только их начальство.

Против этой идеи уже выступили антикоррупционеры. Они считают, что под видом “спецагента” можно будет представить кого угодно, и с помощью этого человека отмывать коррупционные деньги. Возражают и силовики – они боятся, что законопроект навредит тем, кто реально работает под прикрытием.

Очень “обширные” формулировки

Согласно законопроекту №9148 о внесении изменений в закон «О предотвращении коррупции», отчитываться о доходах особо секретным сотрудникам предлагают не в электронной форме (доступ к е-декларациям имеет каждый гражданин Украины), а в виде бумажных деклараций. И проверять их “с микроскопом” будут уже не в Нацагентстве по противодействию коррупции, а в рамках той структуры, где человек работает. НАПК к такой отчетности будут допускать лишь после того, как с информации об этих людях снимут гриф “секретно”. При этом таки декларации о доходах будут храниться не бессрочно, как для всех госслужащих, а 15 лет. После этого их уничтожат.

Как говорят законодатели, это будет способствовать большей защите гостайны и ее носителей. Засекречиванию подлежат декларации лиц, которые принадлежат к кадровому составу таких органов:



  • Службы внешней разведки Украины;
  • разведывательного органа Министерства обороны Украины;
  • разведывательного органа специально уполномоченного центрального органа исполнительной власти по делам охраны государственной границы.

А также негласные сотрудники:

  • Национальной полиции;
  • Госбюро расследований;
  • СБУ;
  • Госпогранслужбы;
  • Управления госохраны;
  • органа доходов и сборов;
  • органов и учреждений исполнения наказаний и следственных изоляторов Государственной уголовно-исполнительной службы Украины;
  • НАБУ, осуществляющих оперативно-розыскную, контрразведывательную деятельность.

А идущая следом формулировка – “лица, которые претендуют на эти должности и те, кто прекратили деятельность в этих органах” – вообще позволяет сделать “невидимыми” декларации практически любого силовика.

Почему против закона возражают актикоррупционеры

Строго говоря, приватность украинских силовиков сейчас и так охраняется массой законов. В частности, кроме основного “Закона о гостайне” пункты об охране информации содержатся в Конституции, Кодексе об админнарушениях, а также во всех “отраслевых” законах вроде законов “О службе безопасности Украины” или “О разведывательных органах Украины”.

И поэтому в Центре противодействия коррупции опасаются, что этот законопроект – лазейка, дающая разрешение «неограниченному количеству сотрудников силовых структур подавать засекреченные декларации вместо открытых и избегать их проверки».

В ЦПК утверждают, что, с одной стороны, в законопроекте говорится о замене открытых электронных деклараций на бумажные лишь для так называемых «тайных» агентов этих органов и кадрового состава разведки. Но наряду со спецагентами авторы законопроекта оставляют возможность засекретить электронные декларации всех: от публичных руководителей до бухгалтеров. Теоретически, с помощью таких “засекреченных уборщиц” можно будет отмывать коррупционные деньги.

В ЦПК заявили, что этим законопроектом «фактически легализуют уже придуманную в СБУ схему подачи деклараций, с которыми уже более двух лет судится центр».

«Хотя, с одной стороны, нормы представляются логичными, ведь декларации разведчиков и агентов под прикрытием действительно должны быть публичными, одновременно фактически предлагаемые нормы позволят избежать декларирования не только публичным руководителям правоохранительных и разведывательных органов, но и неограниченному кругу силовиков, работа которых отнюдь не требует секретности», – пояснила юрист ЦПК Елена Щербань.

“Оперативные работники и так защищены”

Исполнительный директор Transparency International Ukraine Ярослав Юрчишин считает этот законопроект ненужным. Он направлен на то, чтобы общество не имело доступа к информации о том, как руководители правоохранительных структур незаконным путем «наживаются».

«Законодательство сейчас полностью защищает оперативных работников, приватность которых должна быть защищена, потому что они работают с агентами под прикрытием, то есть с теми, кто в интересах государства фактически выдают себя за других: контрразведчики, оперативные работники силовых подразделений и тому подобное. Они подают декларации, но эти декларации не светятся в общей системе декларирования. Нынешняя инициатива депутатов является ненужной, потому что только люди, которые собственно работают под прикрытием, и не являются публичными лицами, требуют определенного уровня защиты. Все остальные служащие правоохранительных органов и СБУ являются публичными лицами. Абсурдно к ним использовать другие подходы, чем к тем их коллегам, которые работают не в правоохранительных учреждениях, а в других. Эта инициатива является ненужной и направлена банально для того, чтобы наше общество не имело информации, как незаконным путем наживаются руководители правоохранительных структур», – рассказал «КРАПКЕ» Ярослав Юрчишин.

Примечательно, что одним из инициаторов законопроекта является нардеп, сын которого был имел проблемы с законом.

“Вероятнее всего, нардепа “попросили” принять столь нелепый и ненужный закон”, – считает Ярослав Юрчишин.

Силовики тоже против: “Зачем создавать лишние связи?”

Силовики, с которыми пообщалась “КРАПКА”, тоже считают законопроект не нужным. Но у них свои соображения. По их мнению “добрые намерения” вокруг безопасности наоборот могут навредить тем, кому она действительно нужна.

“Нужно понимать, что секретных данных даже в СБУ почти нет, всегда есть риск утечки. Все штатные работники и так находятся на зарплатной ведомости, только она проходит под грифом “секретно” и уничтожаются актом. Грубо говоря, тебе зарплату выдали, а ведомость уничтожается и акту присваивается номер. По нему можно определить, что именно уничтожили. А потом на все это дело делается еще один акт – об уничтожении акта об уничтожении. Привязки к людям нет. Но пока документы находятся в офисе, не важно, день или два, то если очень захотеть, вся информация будет снята и сфотографирована. Потому, что есть разведка, есть контрразведка, есть агенты влияния других спецслужб, интегрированные в наши спецслужбы. Это стандартная тема. Даже может быть так, что все думают, что что-то сверхсекретно, а документы фотографирует обычная уборщица и сливает эту информацию.

То же и с декларациями, пусть даже и бумажными. С одной стороны, сотрудники действительно могут иметь коррупционные заработки, а потому их нужно контролировать. Но если человек работает под прикрытием, то у него, условно говоря, нет ничего, кроме псевдонима. К чему тут привязывать декларацию? Ведь это создаст лишнюю цепочку, как с Анатолием Чепигой в России, и по этим следам человека можно найти,” – сказал “КРАПКЕ” сотрудник одной из силовых структур.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *