Прощание с набсоветами: «Нафтогаз» решил сам контролировать свои компании

Вчера, 21 июня, Секретариат Энергетического сообщества (СЭС) Европейского Союза заявил, что Украина срывает намеченные ранее сроки разделения НАК «Нафтогаз Украины» на самостоятельные предприятия. Неутешительные для компании выводы содержатся в мониторинговом отчете СЭС по реформированию рынка газа Украины. Представители Секретариата пообещали, что «процесс будет под пристальным вниманием в ближайшее время».

Поскольку подготовка мониторингового отчета идет несколько месяцев и не является секретом, руководство «Нафтогаза», очевидно, знало и о нем, и приблизительное его содержание. Поэтому на прошлой неделе огласило ряд громких решений, которые должны были показать, что корпоративная реформа НАКа все-таки идет. Было объявлено об упразднении наблюдательных советов ПАО «Укртранснафта», ПАО «Укртрансгаз», а сегодня озвучат решение об упразднении набсовета «Укргаздобычи».

Все эти компании в июне успели провести общие собрания акционеров, на которых изменили содержание своих уставных документов, оставив в качестве высших органов управления общие собрания акционеров и дирекции. Минюст их уже завизировал, а компании вывесили новые уставы на корпоративных сайтах.

Вызывает некоторое удивление столь скоропалительное решение о ликвидации набсоветов, ведь только 22 апреля НАК поменял практически всех представителей и глав в набсоветах вышеперечисленных компаний, делегировав им полномочия на ближайшие три года.

Доходное место

Наблюдательные советы имеют практически все акционерные общества. Но дело в том, что в ПАО «Укртранснафта», ПАО «Укртрансгаз» и ПАО «Укргаздобыча» акционер всего один – НАК «Нафтогаз Украины». И наличие в них набсоветов всегда вызывало вопросы.

«Во всех акционерных обществах набсовет представляет и защищает интересы акционеров и инвесторов, контролирует и регулирует деятельность исполнительного органа – правления, – рассказывает Оксана Кобзар, адвокат Адвокатского бюро Оксаны Кобзар. – А если акционер один, то, с точки зрения оперативности принятия решений, такой компании набсовет вряд ли нужен, поскольку для акционерных обществ, состоящих из одного лица, законом «Об акционерных обществах» (ст.44) предусмотрен упрощенный порядок принятия решений общим собранием акционеров».

Тем не менее, набсоветы при этих компаниях были практически всегда. Теоретически, если с членом наблюдательного совета заключен гражданско-правовой договор, то он может быть безоплатным. Но в упомянутых компаниях люди работали отнюдь не бесплатно. В «Укртранснафте», например, вознаграждение членов набсовета определялось в процентах от должностного оклада генерального директора.

«Размер вознаграждения членов наблюдательного совета состоит из фиксированной суммы и суммы, которая зависит от общих финансовых показателей общества и/или индивидуальных профессиональных показателей каждого члена наблюдательного совета, – поясняет Юрий Радько, юрист юридической фирмы «Астерс». – В некоторых компаниях номинальная часть вознаграждения оплачивается на личный счет члена наблюдательного совета, реальная – на счет компании, принадлежащей члену наблюдательного совета, которая зарегистрирована в безналоговой юрисдикции».

«Установление размера вознаграждения членов набсовета осуществляется общим собранием акционеров. В основном работа членов наблюдательного совета высокооплачиваемая, поскольку на эту должность подбираются люди согласно определенному списку требований. Членом набсовета должен быть опытный управленец с незапятнанной репутацией, который несет ответственность за принятые им решения, а, как известно, такие кадры не могут быть дешевыми», – считает Ольга Пиголь, юрист АО «Спенсер и Кауфманн».

Но есть и другие мнения. «Туда не назначались люди со стороны. Сейчас стали возбуждаться уголовные дела относительно коррупции в нефтегазовой сфере, пошли аресты, начали звучать имена, и, надеюсь, этих имен будет больше. Просто посмотрите на старые составы набсоветов», – такой совет дал корреспонденту Forbes представитель газового бизнеса, пожелавший остаться неназванным.

По словам собеседника издания, с одной стороны, членство в набсоветах было дополнительным заработком для функционеров НАКа, министерств энергетики, экономики, финансов. С другой – часть этих людей представляли интересы различных финансово-промышленных групп, которые строили свой бизнес, в том числе, на нефти и газе. И им необходимо было иметь своих людей в управлении, чтобы контролировать свои доли.

Forbes изучил последние составы набсоветов накануне и сразу после смены правящих режимов в Украине. В 2014 году среди членов набсовета «Укртранснафты» фигурируют Александр Кацуба (зампред правления НАКа) и Александр Сухомлин (замминистра экономики) – оба уже арестованы по делу о разворовывании газа. Там же числился и Игорь Кирюшин, в прошлом – бизнес-партнер нынешнего министра энергетики Игоря Насалика; но к нему у Фемиды пока нет претензий.

Тот же Кацуба фигурировал в набсовете и «Укртрансгаза». «Заробитчанами-многостаночниками» в набсоветах были представители НАКа Геннадий Юрьев, Дмитрий Мормуль, Роман Загородный. Насколько известно Forbes, у нового правления НАКа к ним есть ряд вопросов за период их правления и «наблюдения».

Сам себе президент

Вся прежняя практика существования набсоветов в дочерних компаниях НАКа показала их крайне низкую эффективность и усложнение системы управления. Достаточно посмотреть на финансовые и производственные показатели, и полное отсутствие стратегического плана развития. Хотя директор консалтинговой компании «А-95» Сергей Куюн вспомнил один положительный момент: «Именно набсовет «Укртранснафты» весной 2015 года снял с должности главы правления компании ставленника группы «Приват» Александра Лазорко». Отрасль начала медленно, но уверенно освобождаться от влияния днепропетровской бизнес-группы. Старый набсовет этого влияния не замечал.

«У наблюдательного совета есть обширные полномочия, которые позволяют как формировать сам исполнительный орган, так и оперативно контролировать его деятельность. Формат контроля – это утверждение сделок, ключевых назначений топ-менеджмента, принятие производственных решений», – говорит Оксана Кобзар. А еще «члены Наблюдательного совета несут ответственность перед обществом за убытки, предоставленные своими действиями (бездействием). Например, эта ответственность может быть предусмотрена трудовым контрактом», уточняет Ольга Пиголь. Но пока эпизодов привлечения к такой ответственности в отрасли не наблюдается.

Хочется отметить один интересный момент: новые уставы «Укртрансгаза» и «Укргаздобычи» принимались на собрании акционеров в один день – 13 июня. Обе компании практически идентичны по структуре. Но почему-то в «Укргаздобыче» представителями исполнительного органа являются председатель правления и заместители председателя правления. А в «Укртрансгазе» – президент и вице-президенты.

«Обычно это разные названия одной и той же должности – главы исполнительного органа. Объем полномочий зависит не от названия должности, а от содержания устава», – поясняет Оксана Кобзар. Хотя, здесь, конечно, не обошлось без человеческого фактора.

В то же время директор Института энергетических стратегий Дмитрий Марунич считает, что решение о ликвидации набсовета в «Укртрансгазе» – временное. «Как известно, «Укртрансгаз» планируется реорганизовать в два независимых субъекта, которые будут управлять отдельно трубопроводами, отдельно ПХГ. Потому не только набсовет должен быть ликвидирован, но и сам «Укртрансгаз» – чтобы потом на его базе создать два новых независимых субъекта. И там будут созданы свои Набсоветы», – говорит эксперт.

Он объясняет, что согласно требованиям ЕС и Энергетического сообщества, все акционерные общества, ныне подконтрольные НАКу, должны в дальнейшем функционировать вне «Нафтогаза». Поэтому им как самостоятельным компаниям просто необходимы наблюдательные советы: формировать стратегическое направление деятельности; устанавливать зарплаты правлению; принимать решение, строить трубопровод или нет. «Значение того же «Укртрансгаза» в будущем значительно выше, чем НАК «Нафтогаз Украины». НАКа не должно быть в принципе, он после реформы просто должен исчезнуть. У него нет никаких производственных функций», – описывает перспективы Марунич.

Газовые имитаторы

Впрочем, в самом НАКе так не считают. Более того, НАК не собирается выпускать из-под своего контроля никакие компании, кроме «Укртрансгаза». Там уверены, что Третий энергопакет ЕС касается только работы трубопроводного транспорта, чтобы его услугами могли свободно пользоваться компании любой формы собственности. А вот добычу, распределение и продажу «Нафтогаз» воспринимает как деятельность вне рыночных требований, по крайней мере, в Украине, о чем было публично заявлено еще 1 апреля 2016 года.

План-график полного отделения функции оператора ГТС от группы «Нафтогаза» ожидался еще полгода назад. Согласно распоряжению Кабмина №375-р от 25.03.2015, до 31 января 2016 года должны были быть подготовлены, согласованы со всеми задействованными сторонами и одобрены Кабинетом министров к внедрению все необходимые нормативные акты. Вместо этого ведомства только приступили к рассмотрению «порядка действий» по отделению ГТС в самостоятельную структуру. А ведь планировалось, что отделение ГТС привлечет к управлению системами иностранных инвесторов и поможет провести реальную модернизацию трубопроводов.

Также в заявлении НАКа от 1 апреля содержится призыв «не использовать выполнение обязательств Украины по отделению оператора ГТС как повод для вывода из группы других активов, которых не касаются требования Третьего энергетического пакета. Будущее остальных активов группы «Нафтогаз» должно рассматриваться в рамках отдельного процесса. Разработка стратегии для каждого актива должна происходить на основе независимого анализа и с учетом консультаций с потенциальными финансовыми и стратегическими партнерами».

Одним из гарантийных механизмов того, что у НАКа не отберут все, оказалась инициатива создать наблюдательный совет НАКа с привлечением независимых зарубежных представителей. Инициатива появилась еще во времена премьерства Арсения Яценюка, но до сих пор не обрела практической реализации. В общем-то, ситуация, в которой находится НАК, не самая радужная: компания до сих пор зависит от вливаний из госбюджета; стабильный баланс добычи и импорта газа на нужды страны создать не удалось; облгазы не переведены на рыночные отношения; система субсидий находится практически в состоянии эксперимента.

Наверное, до тех пор, пока во всех этих сферах не будет обеспечена полная прозрачность и порядок, правлению НАКа необходима помощь и контроль. Ведь создание набсовета с тремя (именно столько хотят привлечь) независимыми зарубежными директорами направлена на защиту акционера, в данном случае – государство, от недобросовестных действий исполнительного органа.

Более того, согласно требованиям закона «Об акционерных обществах», с 1 мая 2016 года в публичном акционерном обществе (АО), а также в АО, где 50% акций и более принадлежит государству (или находится в уставном капитале стопроцентных государственных хозсубъектов), набсовет должен включать не менее двух независимых директоров.

«Установленные законом критерии независимости достаточно жесткие, а потому наличие независимого директора гарантирует прозрачность деятельности общества и принятие решений в интересах всего общества, а не отдельных акционеров, – указывает Оксана Кобзар. – Требование о наличии двух независимых директоров работает только тогда, когда такой набсовет создан в обществе согласно уставу».

Итак, первый этап сотрудничества с Энергетическим сообществом по реформированию ГТС «Нафтогаз» уже провалил. Заявленный этап с выбором независимых директоров тоже на грани срыва – по крайней мере, по срокам. Оба этих провальных эпизода говорят о том, что с наведением порядка на газовом рынке страны никто особо не торопится. Но вот как долго Европа будет мириться с таким положением вещей – главная интрига для отрасли на ближайшее время.

Инна Коваль

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *